Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Счастье.

    Он был единственным участником марсианской миссии, целью которой было доказать принципиальную возможность перелета на Марс.
    Шел третий день пребывания на планете.
    В маленьком прозрачном куполе напротив столика, на котором стоял горшочек с едва увидевшим свет ростком гороха, он сидел в карбоновом кресле-качалке с банкой пива в руке и смотрел на закат, слегка прищурив влажнеющие от блаженства глаза.
    Кислорода оставалось на неделю.
В назначенный час он нажал кнопку вызова центра управления миссией и доложил о готовности к конференции в прямом эфире. С ожидаемой задержкой он получил сообщение о том, что почти все население Земли прильнуло к экранам и с нетерпением ждет его доклада.
    Он пристально посмотрел в нетерпеливый глаз камеры, улыбнулся и сказал:
    - Идите на ...й!, и нажал кноку прекращения передачи..

О наболевшем...

Закон вахтера

Маган — маленькая планета в созвездии Черного Слона, в пяти световых годах от Земли по прямой, в единственном космопорте которой я приземлил легкий пятисотместный исследовательский космолет, способный выполнять посадки на любых необорудованных планетах. Выполнив все процедуры по торможению реактора и запломбировав все автоматы защиты разгона силовой установки, я посмотрел на своего юнгу, внимательно читавшего карту проверок шлюзового отсека и с тяжелым вздохом сказал:
-Не обойтись нам, Леонард, без защитного бронеснаряжения — глянь за окно.
- Да, блин..., - многозначительно сказал Леонард по поводу килограммовых ферритовых мух, долбящих лобовое стекло - Иду готовить костюмы.
Леонард раздраженно скинул привязные ремни и скрылся за дверью рубки. Двадцать минут спустя, содрогаясь под ударами ферритовых мух, мы совершали получасовой послеполетный осмотр корабля, нервно включая систему очистки стекол бронешлемов, которая с переменным успехом смывала с остекления внутренности разбившихся об них мух. Эти мухи преследовали нас уже на третьей планете транзитной посадки, так как планеты данного сектора имели сходные эволюционные условия, и «насекомые», прошедшие эволюционный путь мимо углерода, имели в составе скелета металлические соединения, позволявшие им достигать громадных размеров. Шутка ли — каждая муха весила около килограмма и могла развивать скорость до 240 км/ч.
...На Магане я закончил свой перелет, целью которого был перегон космолета Rodriges. На борту транспортного звездолета, несущего меня к Земле, я без особого удовольствия размышлял о предстоящей комиссии биосовместимости, которая в Земном Секторе все еще представляла собой апофеоз костюмированного бутафорского представления с элементами садоидиотизма. Транспортник прошел пять световых лет за шесть часов общего времени, так что времени размышлять о Вахтерно Летной Экологобионической Комисии мне выпало предостаточно. По прибытии на Землю я занялся бытовыми проблемами перемещения на общественном транспорте: подземный вакуумоход, подземный монорельс, подземный монотайр, ну и подземный переход, позволили мне добраться до дома буквально за полтора часа, чему я был несказанно рад, так как жутко хотелось поспать, забывшись приятными воспоминаниями о совершенном перелете.
Следующим утром, позвякивая платиновыми шпорами парадного костюма космолетчика четвертого класса, я вошел в свежеотремонтированный подвал Вахтерного ЛЭК космопорта Хаустрэвэл. Картина в коридорах ничем меня не удивила, разве, было как-то мало людей в бесконечных гудящих аппаратурой катакомбах. Найдя на настенном вспомогательном мониторе кабинет Председателя ВЛЭК, я двинулся к нему и за приоткрытой дверью Председателя увидел сидящего на стуле перед Секретарем космолетчика первого класса, которому загружали данные биосовместимости в разъем на затылке.
- Чего вы хотели?! - обратила на меня свое внимание сквозь щель дверного проема Секретарь.
- Космолетчик 4-го класса Кингстон, чип номер 87654, прибыл для прохождения Вахтерно Летной Экологобионической Комиссии, - отбил в воздух я привычный доклад.
- Не принимаем! - блеснула тяжелой золотой оправой хромоочков Секретарь.
- Почему?
- Последний день, к Председателю все вопросы!
- Ну последний день, я прекрасно успеваю, с учетом того, что сейчас 8.30 общего времени?
- К Председателю! - заедающей пластинкой вторила Секретарь.
В левой стене кабинета Секретаря с шипением открылась позолоченная дверь, инкрустированная рубинами. Из глубины открывшегося кабинета донесся скрипучий голос Председателя:
- Не принимаем, последний день, Комиссия уходит в отпуск.
- Я уже слышал о последнем дне, что мне мешает успеть пройти комиссию?
- Последний день! - опираясь на черную трость, богато украшенную бриллиантами с рукояткой из золота в виде черепа с изумрудными глазами и платиновыми зубами, встала со своего места Председатель.
Направив трость в мою сторону, Председатель смотрела на меня искусственными фасеточными глазами, усыпанными стразами, и только кривой рот выдавал крайнюю степень раздражения владелицы трости.
- Вы опоздали, сегодня оформлять не будем, так как Комиссия работает последний день.
- Ну вы хотя бы жидкостную органоспецификацию проведите — час времени нужен.
- Нет! - нервно поправляя зеленый с золочеными погонами костюм отрубила Председатель, грузно опускаясь в дубовый трон, звякнувший колокольчиками, давая мне понять, что разговор окончен.
Космолетчик первого класса, уже запломбированный, заискивающе улыбаясь, покидал кабинет, взглядом давая понять окружающим, как он понимает, что Комиссию раздражает прибывший не к месту пациент в виде меня. Эта улыбка в очередной раз напомнила мне, что мечты о приведении ВЛЭК Земного Сектора к Галактическому Кодексу пока что еще далеко за горами.
- …! - подумал я.
ВЛЭК Нуклово-Космопорт тоже заканчивал свою работу сегодня, оставался вариант частного ВЛЭК где-то на 173 уровне Москвабада, но перспектива перемещаться в столицу Земного Сектора, где не ступала нога русского уже триста лет меня не прельщала. Оставался вариант путешествия на периферийную планету Ива-Новая, куда я, перебирая проклятия и вялые мечты о Галактическом Кодексе, выбирал билет на внутричерепном биомониторе...